doc_namino (doc_namino) wrote,
doc_namino
doc_namino

Categories:

поэтическое

А я сегодня за детские стихи. И за то, что поэт, как бы он ни прикидывался наивным валенком, под какую бы аудиторию ни стилизовал текст, все равно неизбежно транслирует экзистенциальные вещи. Причем чем меньше автор вкладывает придыханий и завитушек, тем рельефнее и плотнее получается посыл.

Вот Агния Барто. С тридцатых годов и по сей день почти любой русскоязычный воспроизведет даже из глубокой комы. Примерно шесть поколений, да?
Уронили мишку на пол,
Оторвали мишке лапу.
Все равно его не брошу —
Потому что он хороший.

Видно? Раннее расщепление (мишку-то порвали на части), смещенная агрессия (понятно, что мишка ни в чем не виноват, уничтожить хотели точно кого-то другого), отрицание ответственности (мишку расчленяли какие-то абстрактные "они"), масса вины перед мишкой. Ну и тревога, неизбежно затапливающая детскую психику - и заметьте, ни одного взрослого рядом. Где принимающая мать? а нету.

Может быть, бычок даст нам надежду на защищенность?

Идет бычок, качается,
Вздыхает на ходу:
— Ох, доска кончается.
Сейчас я упаду!

Ан нет, не поддерживает и бычок. Он сам находится в кризисе, и выход из кризиса видится ему только в символическом суициде, потому что за "сейчас я упаду" нет никого, нет крепких рук, в которые можно безопасно приземлиться с кончающейся доски, да и сама доска подвешена в пространстве без ориентиров и неяно кем. Плохо бычку, хуже, чем мишке, потому что если мишку хоть кто-то обещает не бросить, то бычка не ждет никто и ничего.

Чуть более оптимистично выглядит колыбельная:

Спать пора! Уснул бычок,
Лег в коробку на бочок.
Сонный мишка лег в кровать,
Только слон не хочет спать.
Головой кивает слон,
Он слонихе шлет поклон.

Да, это эдипальный конфликт в полный рост, но все же просматриваются родительские фигуры. Сиблинговый конфликт тоже налицо (бычка укладывают в коробку, а мишку в кроватку), но все же наличествуют и коробка (отвергающая, холодная, но мать) и кроватка (мать принимающая, опекающая, хорошая). Так из хаоса и ужаса предыдущих стихов мы попадаем в гавань стабильности.

Дальше все же легче. Мишка расщеплен, бычок сгинул в пропасти, но жизнь берет свое - криво-косо, но происходит сепарация:

Самолет построим сами,
Понесемся над лесами.
Понесемся над лесами,
А потом вернемся к маме.

Но самостоятельность страшит и родителей, и ребенка, и в ход идет тяжелая артиллерия:

Купили в магазине
Резиновую Зину,
Резиновую Зину
В корзинке принесли.
Она была разиней,
Резиновая Зина,
Упала из корзины,
Измазалась в грязи.
Мы вымоем в бензине
Резиновую Зину,
Мы вымоем в бензине
И пальцем погрозим:
Не будь такой разиней,
Резиновая Зина,
А то отправим Зину
Обратно в магазин.

Дегуманизация ( Зина совершенно точно не человек), обвинение жертвы (понятно, что Зина выпала из корзинки не сама, а по чьему-то недосмотру, однако моют в едком бензине и наказывают именно ее), нарциссическое расширение родителей, которым не нужна Зина, не соответствующая их требованиям, грязная и озорная, но живая. Страх, тревога и оставленность в каждом слове.

С Таней тоже невесело, но она хотя бы отвоевала себе право быть живым человеком:

Наша Таня громко плачет:
Уронила в речку мячик.
— Тише, Танечка, не плачь:
Не утонет в речке мяч.

Да, это запрет на эмоции, но Таня все же попадает в поле зрения матери и получает утешение. Выросшая Таня будет стискивать зубы и терпеть страдания, но она знает, что есть место, в котором ее увидят и скажут: "Не плачь, все пучком!", у нее есть шанс в будущем оплакать утраченный мячик и продолжать жить. Зина же так и остается резиновой.

Ну и мое любимое, дающее надежду:

Мне не скучно без огня —
Есть фонарик у меня.
На него посмотришь днем —
Ничего не видно в нем,
А посмотришь вечерком —
Он с зеленым огоньком.
Это в баночке с травой
Светлячок сидит живой.

Его комментировать не буду, очень личное.
И да, конечно, большая часть текста - просто шутка!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments